Из перестройщиков в пристяжные

VK VK VK VK

         Умер Станислав Говорухин, талантливый кинорежиссёр и липовый диагност народной жизни.

Второе поколение россиян с интересом смотрит его сериальный детектив «Место встречи изменить нельзя» с прекрасным актерским составом. Нашли путь к зрителю фильмы «Вертикаль», «Пираты ХХ века», «Ворошиловский стрелок». Оставаться бы ему режиссёром. Тогда сегодня мне пришлось бы писать о нём только как о состоявшемся кинохудожнике. Но он пошёл еще и в публицисты, а потом и в политики. А в них свое двойное дно не спрячешь. Если в ленте «Ворошиловский стрелок» еще можно было сделать неприязнь к советскому прошлому не очень явной, то в документальной картине «Так жить нельзя!» эта неприязнь глядит из каждого эпизода. Кинопублицистика – это такая штука – она по определению призвана напрямую воздействовать на общественное мнение через выражение позиции автора. Вот он и выразил, подняв критику до степени провокации.

Вспомним, как Говорухин делал этот нашумевший фильм, который очень понравился крикливым перестройщикам. Вот он находит американского полицейского и восхищается, как тот ловко выхватывает пистолет из кобуры. Вроде тот сам выскакивает, комментирует режиссёр за кадром. И тут же противопоставляет его нашему зачуханному, неуклюжему Ваньке-милиционеру, который мямлит в ответ на вопросы киношников. Конечно, такого тюху можно было найти. Но как же тогда быть с героями «Места встречи…», тоже советскими милиционерами-интеллектуалами, интеллигентами, инициативными оперативниками, готовыми жертвовать собой ради дела? Почему не с такими сопостовлял американца?

Просто Говорухин построил ленту на тенденциозном наборе контрастов, невыгодных для нашей страны, и довёл их до резонансного звучания. Запомнились, например, бабушки-старушки, которые сидят на бревнышках в подзаброшенном сибирском селе. Разруха, мол! Да, тогда тоже шло сокращение сельского населения, пустела небольшая часть деревень. Но этот процесс регулировался государством. В моем родном совхозе имени Магнитостроя директор Г.Н. Гузаревич сократил два отделения, перевёз людей на три другие, проложил в них высоковольтные линии для круглосуточного снабжения электроэнергией, добился открытия школ-восьмилеток. Сейчас разрушение деревни происходит обвально. Почему-то Станислав Сергеевич не заинтересовался трагической потерей за последние года 40 тысяч сёл, их обезлюдиванием из-за того, что ликвидированы колхозы и совхозы, обеспечивавшие народ работой, набором социальных услуг.

Ведь не случайно, судя по соцопросам, подавляющее большинство россиян хотело бы вернуться в СССР. Вот тебе и «так жить нельзя!»

Это  не значит, что в Советской стране все было хорошо и ничего менять не требовалось. Но недопустимо поношение государства, которое свернуло голову фашизму, справилось с военной разрухой, добилось удивительных прорывов в экономике и науке.

Я, кстати, встретился с Говорухиным в числе других журналистов. Тогда вполне почувствовал его жажду попиариться, быть в центре повседневного внимания. Скоро, в 2000-м году, режиссер даже решил стать президентом – включился в предвыборную кампанию. Но явно преувеличил свою популярность – собрал всего полпроцента голосов. Видимо, народ все же учуял его тщеславное нутро. Тогда он бросил фрондировать и сдался на милость властей предержащих. Путин вполне разглядел его двойственность, честолюбие и захомутал Говорухина для собственной популяризации. Он стал у президента начальником предвыборного штаба, единоросского комитета по культуре в Госдуме, лидером «Народного фронта», созданного для демонстрации массовой поддержки нашего бессменного вождя.

Я что-то не заметил, что в этом качестве Говорухин когда-либо проявлял свой критический запал. В основном, поддакивал президенту, начальникам «Единой России», не искал уже контрастов, не выстреливал публицистическими фильмами. И вообще забросил своё основное художническое дело. У меня, например, хранится сценарий нового фильма, который Говорухин подарил известному предпринимателю, казачьему атаману Юрию Белькову, ныне покойному. Тот отдал его мне на память. Почему-то картина по этому сценарию не появилась. Или художника увлекла безбедная политическая жизнь, с хорошим содержанием и славой приближенного к Кремлю, или его настигло творческое бесплодие, которое нередко достает тех, кто изменяет народу.

И еще: кто-то скажет: а как же быть с поговоркой: о мертвых или хорошо, или ничего. Это народное присловие – для соседей, односельчан, чтобы они не мешали душе поискать места в раю. А у нас другая ситуация. Говорухин не скромный односельчанин, а публичный деятель. А такие после своего ухода подлежат всенародной оценке. Иначе мы и о Гитлере не смогли бы вымолвить критическое слово.

В. Никитин