Пока не грянула беда

VK VK VK VK

Прошу помощи!

Пока не грянула беда

В редакцию газеты написала жительница Каргалы Маргарита Эдуардовна Каменская. Она представила две увесистые подборки документов, свидетельствующих о её многолетних, но безрезультатных мытарствах и вежливых отписках чиновников, которые почему-то не могут уловить в ее обращениях предупреждение о возможной драме или даже трагедии семьи.

«Обращаюсь к Вам за помощью. Живу в вагончике без удобств с 1980 года, вчетвером – с мамой, инвалидом первой группы, парализованной, лежачей, и двумя детьми. Как нуждающаяся, не имеющая нормального жилья, встала в очередь для получения квартиры еще в1993 году под №114. В 2016 году моя очередь продвинулась, но… назад – стала №1313-й.

В 2012 году встала в очередь на квартиру уже как малоимущая. Тогда оказалась под номером 720. А в 2016 моя очередь почему-то отодвинулась до 894-й.

В 2016 году после моих неоднократных обращений вагончик признан аварийным. Я начала снова стучаться в разные двери, вызвала корреспондентов телевиденья: 29 января 2018 года – ОРТ, 7 февраля – ОренТВ, 9 апреля – программы «Наше время». Они рассказали о моей нужде. Но из администрации Оренбурга не приехали, даже не позвонили. Мертвая тишина. Я обращалась к Е.С. Арапову, С.А. Николаеву, в прокуратуру, к депутатам. Чиновники молчат. Но Николаев все же ответил 6 февраля 2018 года. Мол, квартир нет. То есть еще стой 25 лет! Столько я уже простояла в очереди.

Губернатор на мои письма и жалобы тоже молчит. Прошу, может быть, вы поможете.

Маргарита Каменская

пос. Каргала, пер. Зелёный,

вагончик 15»

В толстой пачке чиновничьих ответов Каменской мы насчитали 23 документа. Все они с почтительным обращением к жалобщице – уважаемая, мол. Я вчитался в них. Почти во всех муссируется одна и та же версия, переходящая из одной отписки в другую: да, домик ваш аварийный – ничего не скажешь. Но жилья для социального найма вам предоставить не можем. Нетути.

Многие бумаги, выданные на руки заявительнице, прямо-таки поражают своей неопределенностью. Вот, например, «Акт обследования помещения», подписанный одиннадцатью ответственными специалистами во главе с председателем межведомственной комиссии С.А. Николаевым. Дохожу до решающих слов этого документа: «Заключение межведомственной комиссии по результатам обследования жилого помещения: на основании заключения специализированной организации по результатам обследования элементов ограждающих и несущих конструкций жилого помещения

Поверите ли – после слова «помещения» стоит точка. И никаких «заключений», разъяснений, почему нет долгожданных для нашей читательницы выводов. Далее только подписи.

Я бы мог вот так же разобрать все отписки. Но не хочу затягивать свой комментарий. Замечу только, что чиновники, в том числе прокурорские, не увидели в них два, на мой взгляд, очень важных сигнала и не среагировали на них. По крайней мере в своих ответах ей. Первое: как это так получилось, что очередь Каменской пятилась назад, с 114 номера за 24 года отодвинулась на 1313-е? Второе. В экспертном заключении, которое ее заставили заказать (обошедшееся, кстати, ей в немалую по сравнению с небольшим заработком сумму), сказано: «фундамент – недопустимое состояние», стены, перекрытия – «аварийное состояние». Тут же дается разъяснение: недопустимое, значит «опасное для пребывания людей». Аварийное – чреватое обрушением. То есть эксплуатация помещения должна быть немедленно запрещена. А его обитатели в соответствии с нормами социального государства, тем более с учетом повышенной нуждаемости семьи, тяжелого состояния престарелой матери – инвалида, предоставлено жилье в срочном порядке, вне очереди.

Конечно, тут нельзя не вспомнить тяжелую экономическую ситуацию в стране и области, разорение экономики, которая превращает широко разрекламированную программу переселения из аварийного жилья в фикцию. Но в данном случае мы имеем дело с чрезвычайной ситуацией. Что если действительно сбудется предостережение экспертов об обрушении помещения!

В. Владимиров