Президент на прямой связи

VK VK VK VK

Цель – прорыв, но путь к ней неясен

 

Седьмого июня состоялась бесплатная «прямая линия» с Президентом РФ, звонить по которой накануне настойчиво призывало московское телевидение. Зачем, собственно, нужна была эта настойчивость? Ведь озвучена только небольшая часть вопросов, заданных россиянами. Скорее всего хотелось очередного рекорда обращений. Похоже он не получился. Хотя частные рекорды были. Никогда прежде президент, например, не получал столько протестов против повышения цен на бензин, жалоб на медицинское обслуживание, обман дольщиков, что никак не могут дождаться жилья, за которое они заплатили свои кровные.

 

В общем по части конкретики и людских проблем эта «прямая линия» была содержательной. Хотя ее организаторы, ведущие ТВ пытались сбить накал страстей и всё твердили, что не надо превращать «линию» в книгу жалоб. Нет, многие попытались использовать шанс, который даёт полюбившийся Владимиру Путину метод ручного управления державой.

Ни в одной стране западной демократии этого нет. Там давно созданы механизмы разрешения нужд населения, которые не требуют персональных распоряжений главы государства. А вот у нас без его вмешательства не получается, о чем свидетельствует множество слезных обращений. И, конечно, при больших полномочиях нашего президента совсем нетрудно разрешить нужду отдельного села или человека. Потому «прямая линия», как всегда, дает яркие примеры высокой действительности. Можно порадоваться и за безногую беженку из Сирии, которая попросила российского гражданства, за мать троих детей из Томска, лишенную права на бесплатный участок земли, и за женщину с Дальнего Востока, не получившую компенсацию за потерю жилья, затопленного при наводнении. Путин обещал помочь и тут же дал соответствующий наказ губернаторам, которые, конечно же взяли под козырек.

Можно не сомневаться, что в виде исключения будет удовлетворена просьба жителей Струнино Владимирской области, дружно выступивших против сворачивания местной больницы. Но почему президент не обратил внимания на масштаб проблемы. Мы все время слышим жалобы на закрытие лечебных учреждений в малых населенных пунктах. А здесь чуть ли не город – с населением 14 тысяч человек, а в дачный сезон даже до 30 тысяч. Выходит, дело не только в сокращении пациентов – оптимизация имеет свою цель: сократить затраты на здравоохранение и приучить наше сознание к переходу на платную медицину. Недавно я, кстати, узнал, что в больницах области давно действует тариф – две тысячи рублей за койку в сутки. Находится немало поводов, чтобы заставить людей раскошелиться.

Красноречивым получился разговор с телезрителями вокруг непрерывного роста цен на бензин, в котором приняли участие вице-премьер и министр энергетики. В общем-то нефтяные олигархи Владимира Владимировича не подвели: до выборов они сдерживали свои аппетиты. Но стоило объявить их результаты как цены поползли вверх. Путин попытался оправдать это тем, что экспорт нефти стал выгоднее и поэтому олигархи не добирают прибыль в своей стране, этот недобор они компенсируют ростом цен. В правительстве, оказывается, думают несколько иначе. Вице-премьер и министр энергетики заявили о разработке проекта закона, который пресекает этот маневр нефтяных королей. Президент сначала как бы испугался «этой угрозы» магнатам. Но Дмитрий Козак успокоил его: мол, и они согласны с проектом. Тогда и Путин заявил, что не возражает…

Так что «прямая линия» принесла пользу огромному числу автомобилистов. Правительство как бы испугалось массовых протестов. Вот так бы нам и впредь: не увлекаться подхалимажем, чем грешили некоторые участники бесед, не расточать восторги и комплементы, будто у нас все демократично и в процессе роста, а дружнее ставить наболевшие проблемы.

Кстати, президент не раз продемонстрировал свою заботу об олигархах. Когда корреспондент предупредительно напомнил ему о «неприятностях» Романа Абрамовича, вызванных санкциями Запада против его активов, Путин признался, что крупным предпринимателям окапывается громадная финансовая помощь. Он обращался к ним с призывом держать капиталы не за границей, а в своей стране. Но вот, мол, беда – не слушают.

Как всегда, мы услышали много хороших рассуждений об интересах народа. Я искал и не находил во многих из них конкретных решений, способных обеспечить широко разрекламированный «прорыв». А это очень интересовало аудиторию. Например, неясно, как будет выполняться задача уменьшения числа бедных в два раза. Зато фантазии о развитии космических технологий хватало. Ничего определенного Владимир Владимирович не сказал о новых сроках выхода на пенсию: мол, я подхожу к этому вопросу очень осторожно.

Несколько раз зрители поднимали вопрос о ситуации в Донецке. Россия дала надежду его жителям, многие вынужденно покинули свою родину и приехали к нам целыми семьями. Но из-за казуистики, связанной с оформлением документов, не могут получить гражданство. Оказывается, надо на 90 дней уехать назад, в Донецк. Президент сознался в неловкости, с которой ему пришлось выслушивать эту жалобу и пообещал разрешить ее. Жаль, что до обращения беженцев никто не вник в их беду.

Мне понравилось, как журналист Кондрашёв представил вопрос россиян, которые хорошо знают цену непотопляемому вице-премьеру, земляку Путина  Мутко: можно ли рисовать его портрет на кораблях, чтобы и они были непотопляемыми? Президент дал довольно странный ответ. Дескать на него было довольно много разных атак, в этих условиях провожать его на пенсию нельзя.

В «прямой линии», конечно, проявились все «родимые пятна» нашей «суверенной демократии». И всё же она дала картину проблем, которые волнуют народ, доставила пищу для размышлений нашим властителям. У президента наступил последний срок полномочий. Ему неизбежно приходится думать о том, с чем он войдет в историю. Учитывая его амбициозность, будем надеяться, что он постарается делом ответить на запросы населения.

 

Жалко бедных, а богатых еще более

Чтобы полнее представить различные мнения оренбуржцев о «прямой линии» президента, мы обратились к некоторым читателям газеты с просьбой высказать свое отношение к более чем четырехчасовому разговору Владимира Путина с народом. Но больших различий зафиксировать не получилось. Многие принципиально не стали смотреть разрекламированную трансляцию, не надеясь, что она откроет им что-то новое. Но вот Иван Михайлович Яскович все-таки нашел для нее время:

— У меня сложилось впечатление, что президент как бы не совсем в курсе рыночных законов. Он объясняет повышение цен на бензин ростом стоимости нефти за рубежом. Но почему же они у нас не снижались, когда экспортная цена стремительно падала? Думаю, дело тут в сговоре власти и нефтемагнатов.

И еще: что, всем нам надо выстраиваться в очередь к президенту, чтобы решить свои житейские вопросы? Конечно, я рад за жителей села 9 Января, которым наш губернатор в ответ на запрос президенту пообещал построить школу в течение года – ручное управление, к которому периодически прибегает Путин, в данном случае вроде сработало. Но сколько таких проблем осталось за кадром!  Подобные «линии», конечно, могут создать благостную картину, но улучшения нашей жизни в целом не принесут…

Пенсионер Владимир Николаевич Индейкин и депутат Оренбургского горсовета Владимир Владимирович Егоров «прямую линию» проигнорировали, но по фрагментам телеповторов, суждениям в кругу единомышленников о ее содержании знают.

В.Н. Индейкин:

— Это театр. Какая радость мне смотреть то, что выдается как бы за правду жизни. Все сцены в этом спектакле тщательно отрепетированы и представлены нам как забота о народе. Мы об этом знали заранее.

В.В. Егоров:

— Многое из того, что по-настоящему волнует людей, даже не было затронуто. Например, постоянный рост цен на услуги ЖКХ. Разочарование вызвал и очередной отказ президента ввести прогрессивную шкалу налогообложения, которая позволила бы тех же бедных, о которых он как будто беспокоится, освободить от «податей» в бюджет. Объяснение отказа плохой собираемостью налогов с олигархов меня не устраивает. Ведь на Западе уже много лет предприниматели отчисляют государству до 80 процентов своих доходов. Ладно, если бы сэкономленные на потворстве российской власти деньги шли на развитие собственной экономики. Но они оседают в оффшорах и могут быть заблокированы.

В.А. Рябов, второй секретарь ОК КПРФ

— Смотреть прямую трансляцию очередного «общения с народом» Президента мне уже было неинтересно, да и времени, честно говоря, не было. Тематика вопросов и жалоб была очевидна.

По итогам прямой линии я для себя сделал ряд выводов:

— к сожалению, позиция Путина по основополагающим для страны вопросам не изменилась;

— свою «триумфальную победу» на выборах похоже он воспринимает как мандат доверия (запас народного терпения) от избирателей на продолжение сомнительных социально—экономических экспериментов в стране.

Обидно, что необходимость экстренного решения огромного количества серьёзных проблем нашей страны подменяется показательным общением с народом один раз в год.

Удивляюсь наивности наших граждан (к счастью далеко не всех). Закончилась прямая линия, и они остались один на один со своими проблемами, с чиновниками, до которых достучаться также невозможно, как в другие дни и до самого Владимира Владимировича.

Я бы предложил задуматься РПЦ о канонизации В.В. Путина и признании его святым, как творца чудес. А как иначе можно назвать исполнение нескольких частных проблем россиян в прямом эфире.

Конечно, я шучу, но ловлю себя на мысли, что не особенно удивлюсь, если произойдёт что-то подобное.

Похоже, к людям всё больше и больше приходит осознание постановочности происходящих шоу. В то же время я уловил признаки того, что власть понимает: эта схема связи с народом начинает давать сбой и политический коэффициент полезного действия для президента становиться всё меньше и меньше.

Я надеюсь, что вместо политического пиара, наше верховное руководство займётся экономикой, социалкой и массой других проблем, скопившихся в России, не по отдельным звонкам, а целенаправленно, с учетом народных программ, озвученных перед выборами.

В. Владимиров