Семья под ударом

VK VK VK VK

Оренбургская демография

 

По экономическим и социальным причинам в нашей области число зарегистрированных браков с 1990-го по 2017-й годы сократилось с 21 тысячи до 13 700. А количество разводов,  наоборот,  увеличилось: с 7 250 до 8 570. В связи с этим наибольшую обеспокоенность у людей вызывает разнузданность московского телевидения, которое развращает и детей, и взрослых. Об этом шел тревожный разговор на недавнем заседании областного совета старейшин под председательством В. Ф. Голубничего в присутствии губернатора.

Совет действует уже пять лет. Полномочия этого общественного органа законодательно не прописаны. И авторитет его во многом определяется поддержкой губернатора. А так же – активностью и дотошностью самих старейшин.

На этом заседании рассматривались проблемы семьи и пути повышения её статуса. Дотошность как будто не изменила ветеранам. Они побывали примерно в двух десятках школ Оренбурга, Орска и ряда районов. Докладчик на месте познакомился с опытом кувандыкских и переволоцких хранителей семьи и детства, хорошо прочувствовал их проблемы. Члены Совета подготовили аналитические записки, собрали массу статистических данных, познакомились с опытом Самарской области, где создано министерство семьи.

Главное, мы теряем население. В том числе из-за снижения рождаемости. В 2017 году в целом по России она сократилась на 10 процентов. Нам тоже тут нечем похвалиться. По сравнению, скажем, с 2010 годом в области недосчитались 5 740 младенцев. Ну и, соответственно, на 53 тысячи человек уменьшилось население.

Перенаселенную Европу или, скажем, Китай это, наверное, не испугало бы. Но у нас такие громадные территории. Для своего освоения они требуют миллионов активных граждан — работников, патриотов. А их число убывает. Ежегодно из Сибири и Дальнего Востока уезжают 350 тысяч коренных россиян, которых замещают китайцы и корейцы. А 300 тысяч вообще покидают страну. Тревожность этих цифр официальная статистическая картинка смягчает, потому что в Россию ежегодно прибывают до 600 тысяч мигрантов. Но разве это может утешить нас, чьи предки потом и кровью обустраивали и оберегали державу!

Нормальный рост населения – это и вопрос биологической, а значит военной мощи страны. В свое время эта мощь очень напугала Гитлера, когда тот узнал, что из Сибири к прифронтовой Москве подтягиваются два десятка свежих дивизий. Кстати сказать, и Оренбургская область в предвоенные десятилетия не подкачала – наращивала эту самую биологическую мощь. Только в 1940 году у нас родились 62 500 ребятишек.

Почему же сейчас мы наблюдаем снижение репродуктивности семьи? Старейшины, а среди них много опытных бывших советских и партийных руководителей, единодушно говорили о ее неудовлетворительном материальном положении. 21 процент населения области имеют пять, в лучшем случае 10 тысяч рублей на душу. А в Кувандыкском и других районах – такие доходы у 44 процентов. То есть почти половина жителей может обеспечить только самые скромные запросы. По оценке Минсоцразвития, 58 процентов детей проживают в семьях, нуждающихся в особой заботе государства, так как у них самих не хватает средств. А 4,7 тысячи ребятишек живут просто в опасных условиях.

Молодые семьи страдают от безработицы. Материальные невзгоды усугубляют разводы, число которых достигло в 2017 году 8 574. И как следствие этого – рост задолженности по алиментам. Она уже превысила миллиард рублей.

Но разве перед войной наши семьи материально жили лучше? Нет, наверное. Но было больше оптимизма, уверенности в завтрашнем дне. Люди не знали безработицы, не было соревнования богатств. А главное — бытовало трудовое умонастроение, которое давало надежду, что материальные тяготы можно одолеть честной работой и учебой. Тем более, что образование, дошкольное воспитание были почти бесплатными.

Тогда был культ семьи, детей, учебы, отчего и росла уверенность, что всё получится. Иное дело теперь. Мы наблюдаем культ наслаждений, развлечений, культ денег. Коллективизм уступил место индивидуализму. А это значит, на первом месте «я», а жена и дети нужны лишь постольку, если приносят «мне» радость. Отсюда сокращение по сравнению с 1990 годом числа узаконенных семей на 7 712 и миллиардная задолженность по алиментам.

Большую роль тут играет пропаганда в либеральных СМИ беззаботности и жажды наслаждений. Настоящими разрушителями брака стали телевидение и кино. В центре внимание неожиданно оказалась жизнь артистов разного калибра. Они отличаются повышенной эмоциональностью, как следствие, безответственностью по отношению к семье. Некоторые актерки с гордостью похваляются, что живут уже с четвертым, пятым мужем. Идут бесконечно шоу, в которых некогда популярный артист выясняет отношения с неверной молодайкой. Настойчиво развенчиваются кумиры, создававшие признанные народом художественные произведения и образы: Шукшин, Магомаев, Орлова и Александров. Развращению аудитории способствуют телепрограммы с дознанием, кто с кем спал и кому теперь принадлежит наследство. То же – в фильмах. Они неумеренно оснащаются постельными сценами, кровавыми разборками, пошлым эпатажем. Все это результат погони за прибылью. Ведь обыватель клюет на сексуальные и эротические включения, а значит растут кассовые сборы, доходы от  рекламы, которые зависят от величины аудитории. Заметим, что каждая минута рекламы на ТВ стоит миллионы рублей. Хорошо обыгранные в художественном отношении сцены измен служат и самооправданию творческой элиты, которая, что называется, не знает удержу в своих страстях. В общем-то это было бы их личным делом, но они еще и пиарят свою разнузданность.

Последствия развращающей кинотелепропаганды приходится расхлебывать семьям, педагогам, социальным работникам. В области бывает до 700 несовершеннолетних матерей в год. Две трети из них – до 16 лет. Многие из них бросают своих детей. На 1 января 2018 года в Оренбуржье зарегистрировано 2 247 сирот, а без попечения родителей осталось 8 180 малолеток.

В воспитании детей, конечно, первенствует сама семья. Но многие родители не могут обойтись без педагогической поддержки. То есть они часто не знают, какой, например, должна быть мера строгости по отношению к малолеткам, как обращаться с подростками в переходный период, насколько безопасно их самостоятельное общение с природой и т. д.

Оказывается, в области есть настоящие образцы умелого педагогического сопровождения семей. И не где-нибудь в большом городе, а глубинном селе Кувандыкского района Ибрагимове. Школу здесь возглавляет заслуженный учитель Светлана Николаевна Ишмурзина, кстати, бывший член бюро обкома КПСС. В селе сохранили обучение механизаторской профессии, наладили самые тесные контакты с неблагополучными семьями, контроль за обстановкой в них в летнее время. Автору этих строк довелось почитать обращения к родителям, что увлекаются выпивкой. По общему мнению, они действуют на людей. (Подробнее об опыте ибрагимовцев мы расскажем в одном из следующих номеров).

Неплохо работают с семьями педколлективы Чесноковской средней школы Переволоцкого района, школы №78 Оренбурга. Но все же это лишь отдельные положительные примеры. Большинство учебных заведений, как показали проверки, педагогическим сопровождением семей не занимаются. В лучшем случае проводятся мероприятия в поддержку семейных ценностей, а вот работы над педагогическими загадками явно не хватает.

Хорошо проявляют себя сравнительно новые институты содействия семье. Большую роль, например, ведет уполномоченный по правам ребенка О. Г. Ковыльская. Она часто участвует в разруливании конфликтов в семьях. Людям, в отсутствии парткомов, хотя бы есть к кому обратиться. Индивидуальный подход взяли на вооружение комиссии по делам несовершеннолетних. В 2017 году адресная работа проведена с тремя тысячами подростков, 415 родителям оказана помощь в лечении от алкоголизма и наркомании.

Но, к сожалению, вся эта работа отстает от темпов деградации семьи. Усиливается тенденция ее разрушения, а это ослабляет народ, страну. И надо действовать инициативнее, наступательнее, чтобы спасти главную ячейку общества.

 

Владимир Никитин