А парикмахерам закон не писан

VK VK VK VK

Как нас обслуживают

А парикмахерам закон не писан

В последний год я хожу лохматым на десяток-другой дней дольше, чем требуют мои собственные представления об эстетике шевелюры. Почему?

Утром, в одиннадцатом часу, захожу в «салон красоты», что на Советской. Все кресла мужских мастеров пусты. «Приходите в 3 часа дня», — говорит дежурная работница.

Но мне в 3 часа – не с руки, я должен вернуться домой, в пригород. А в пригороде недавно закрылись обе парикмахерские. Так что все равно приходится искать мастера в городе.

Оказавшись по делам в Оренбурге, знакомым маршрутом направляюсь на рынок, где есть парикмахерский зал. Он, слава богу, на месте. Но мужских мастеров тоже не оказалось. Ждите, предлагает дамский парикмахер, скоро прибудут. «Скоро» — это полная неизвестность. А у меня нет лишнего времени ждать. Поэтому сажусь в автобус и еду на Беляевское шоссе, где уже стригся пару раз.

— Парикмахерша давно ушла, — известила меня работница сервисного предприятия, что делит помещение с парикмахерской.

— Но ведь до конца рабочего дня еще далеко.

— Как далеко, — усмехнулась моя случайная собеседница, — она хозяйка своего рабочего времени, когда захочет, тогда и завершит смену.

Прошло еще несколько дней незапланированной лохматости. Улучив свободный часок, я поднялся на четвертый этаж торгового комплекса «Успех», зашел теперь уже в «Студию красоты» под названием «Ирис». И снова разворот. Оказывается, надо заранее записываться, ближайшая очередь через два с половиной часа. А это снова ломало мой рабочий график.

Но на этот раз я решил довести дело до конца. И не только потому, что уже стыдно ходить лохматым. А – чтобы разобраться, почему это потребитель, несмотря на разгул рыночной экономики в стране, которая вроде выстраивает бизнес под спрос, не может за свои деньги вовремя постричься? Ведь, наверное, не один я хожу по этим мукам.

Но прежде чем углубляться в тему и делать выводы, я решил взять уроки у специалистов, которые хорошо знают нормы, определяющие режим работы парикмахерских. Звоню в городской отдел защиты прав потребителей «Роспотребнадзора»: есть ли документы, регулирующие доступ к мастерам парика, осуществляется ли контроль за порядком их работы? Главный специалист отдела Наиля Матронюк ответила примерно следующее. Никакими актами их режим не регулируется, салоны красоты и парикмахерские устанавливают его самостоятельно. Значит, и о контроле не может быть и речи.

К этому Матронюк добавила: обратитесь в городской комитет потребительского рынка, может, он как-то регулирует их работу.

Но заместитель председателя комитета Андрей Кириллов тоже не мог похвалиться знанием работы парикмахерских:

— У нас нет полномочий проверять их, — сказал он. – А в этом году проверка вообще под запретом. Только по жалобам…

Кириллов ничего не мог сказать о исчезающих парикмахерских. Помнит, что когда-то их было 500. Сколько сейчас осталось – не считал.

Единственное, на что может рассчитывать клиент при апелляции к нормативным актам, пояснили в обеих инстанциях, это собственные установления парикмахерских заведений. Якобы только их нарушение может повлечь обращение к потребнадзору. А все эти «установления» сводятся к одному: вывеске о часах работы.

Примерно то же мне ответили в Оренбургской райадминистрации: сколько парикмахерских осталось, не знаем, их работу не проверяем, это, мол, частники, индивидуалы.

Вооруженный такими сведениями, я к назначенному часу прибыл в «Ирис» Александры Ушаковой. И прежде всего нашел вывеску: «Режим работы: 10:00 – 21:00». На первый взгляд, он соблюдается: один из парикмахеров был на месте. Но второе кресло пустовало по крайней мере во все время двух моих визитов. Не потому ли мне пришлось прийти повторно?

Зато мастер Виктория, в руки которой я отдался, меня не разочаровала. Она, конечно, была предупреждена администратором, кстати, очень вежливой девушкой, что я выступаю в двойной роли. Может, поэтому особенно постаралась. Сразу же потянула меня к устройству для мытья головы – в Оренбурге я, признаться, подвергся этой процедуре впервые. Потом началась собственно стрижка. Виктория применила более сложный прием оформления прически, нежели испытывали на мне в нашем городе прежде. И в конце концов я остался доволен работой мастера. Немного только зацепила цена услуги – она оказалась в два с половиной раза выше, чем я платил другим парикмахерам.

Но это не назовешь претензией к студии. Претензией остается свободный режим и порядок работы парикмахерских. Ведь со всей очевидностью выявилось, что эта сфера полностью отдана на откуп рыночной стихии. Сами ответственные за соблюдение прав потребителей люди однозначно заявляют о ее почти полной самостийности. Вот и сложилась картина, обратная рыночной: парикмахерские действуют так, как удобнее их хозяевам и работникам, а не клиентам. Потому-то автор этих строк почти месяц гулял лохматым и теперь исхожу из этого: хозяева парикмахерского сервиса явно недобрали с меня деньги.

Я невольно вспомнил советское время, когда парикмахера в любой час можно было застать на месте. Действовала живая очередь. Возможно, тогда не возбранялось договориться с мастером по телефону, но предпочтение отдавалось очереднику, забежавшему во время паузы на работе или по случаю приезда в город. Нужно ли было ради удобства служителей сервиса ломать вполне практичный режим рабочего дня?

Кстати сказать, предварительная запись вполне скомпрометировала себя в здравоохранении: людям порой непросто встать в виртуальную очередь. Но там – из-за нехватки врачей. А здесь – из-за растраты рабочего времени самими работниками сервиса.

Кто-то скажет: но они ведь действительно частники, индивидуалы. Им закон не писан, их нельзя заставить работать по графику, утвержденному сверху.

Когда-то я тоже так думал. Но, оказывается, нормальная рыночная экономика, которая ориентируется на массового потребителя, тоже построена на регулировании. Скажите, кто-нибудь может представить себе, что в Испании есть закон о производстве яблочного вина, которое так любил главный герой «Триумфальной арки» Эриха Ремарка? Так вот: в нем прописана вся технология перегонки, например, строго запрещается гнать вино из яблок-падалицы. То есть старый рыночный опыт подсказывает, что не надо ждать, пока качество продукта или услуги отрегулирует сам потребитель. Так можно и не дождаться результата. Важно интенсифицировать этот процесс. То есть в данном случае проверить парикмахерские (и неоднократно), провести опросы населения, изучить нормативные акты других регионов и государств, проанализировать практику лучших заведений сервиса. Это – мои пожелания. Они адресованы специалистам, поставленным для охраны прав потребителей. И законодателям, особенно тем единороссам, что очень стараются перекрыть последние пути для общения избирателей с оппозиционными депутатами. Поусердствуйте лучше вот на этом направлении. Чтобы не повышалась средняя лохматость населения.

В. Владимиров

г. Оренбург

Послесловие. Перед выходом номера, чтобы проверить свои наблюдения, я снова заглянул в некоторые парикмахерские. На центральном рынке в зале застал обоих мужских парикмахеров. А в «Салоне красоты» на Советской оказалась перевернутая картина. Если во время первого визита парикмахеры работали после трех, то теперь они предупредили меня, что обслуживают только до трех. Я вышел за дверь и еще раз внимательно посмотрел большущую вывеску. На ней черным по белому было написано: с 9 часов до 21 часа. Так и не понял, кто кому все-таки нужен.