Августовский мужчина в июле

VK VK VK VK

Не торопитесь возмущаться этой абракадабре. Сейчас я поясню её.

         Утром я услышал, как кто-то из домашних сказал: «Сегодня тринадцатое». «Несчастливое число, может ждать какая-то неприятность,» — подумал про себя и тут же забыл об этом. До вечера…

К пяти часам поехал в стоматологическую поликлинику, что на улице Центральной, 23. Её рекомендовала мне дочь. Как выяснилось потом, — по хвалебным самооценкам самих работников заведения.

Записался я заранее. Но пришлось ждать некоторое время в вестибюле. Среди мусора, падающего с потолка. Какие-то молодые мастера меняли квадратики нижнего перекрытия и, не стесняясь пациентов, сорили осколками плит. На полу перед нами образовалась кучка обрезков и пыли. Никто и не подумал извиняться…

Наконец меня позвали во 2-ой кабинет, как и заявлялось в записи. Невысокая пухленькая женщина в белом халате предложила мне сесть в стоматологическое кресло.

Я водрузился на него и застыл в ожидании, невольно вспоминая неприятные ощущения из своих прошлых визитов к дантистам. За спиной неожиданно раздались причитания. Вот, мол, дела: пришёл августовский мужчина! Потом эти слова говорившая произнесла еще пару раз.

Я оглянулся: кому адресованы тирады? В кабинете не было других мужчин, кроме меня. И по телефону никто не переговаривался. Значит, слова предназначены мне. Их произнесла та самая маленькая женщина в белом халате. Увидев, что я заинтересовался ее пассажами, она выразилась более ясно. Вы, дескать, уже августовский пациент, а у нас все протезисты будут в отпуске.

Я выразил недоуменяе: зачем же тогда записали на прием? Женщина в белом холодно посмотрела на меня и ничего не ответила. Она нехотя взяла зеркальце и неприязненно сказала:

— Откройте рот.

Немного поковырявшись в моих зубах, обрадованно воскликнула:

— Так у вас корни надо удалять! – Потом сурово стала отчитывать:

— Зачем вы вообще пришли – вам к хирургу нужно.

Тут уж я не выдержал и возмутился. Вы, сказал я, не умеете общаться с пациентами. Откуда мне знать, с кого или с чего надо начинать протезирование зубов. Это как раз Ваша задача – проконсультировать пациента, составить план лечения. И добавил:

— В вашу поликлинику я больше не приду.

— А мы плакать не будем, — с каким-то неподражаемым достоинством ответила она и усмехнулась.

Я вышел из этой частной поликлиники и невольно обратился мыслями к советским временам. У меня о них остались добрые воспоминания. Как-то очень внимательная женщина зубной врач лечила меня в городе Горьком. В связи с повышенным рвотным рефлексом я не переносил инструмента в полости рта. И страдал от зубной боли, пока не попал в руки этой милой женщины. Она настолько обаяла меня, что заставила забыть о своей непроизвольной реакции. Вылечила зуб на отлично.

Добрая память осталась у меня и о стоматологах нашей областной поликлиники, где я тоже лечил зубы. Они не только мастера своего дела, но и тактичные люди, умеющие вежливо обходиться с нуждающимися в их помощи.

Так приятными воспоминаниями я и утешил себя.

Но это – что касается оскорбленных чувств. Они поостыли. А мысль продолжала протестовать. Как же это так? Частная клиника, по сути дела, капиталистическое предприятие, зарабатывающее на страданиях людей, — и вдруг такое равнодушие к пациенту, такая незаинтересованность в нем. А где же эта разрекламированная либералами погоня за прибылью, которая якобы заставляет предпринимателей влезать во все поры спроса?

Как видим, сами они влезать не торопятся. Нужен государственный, общественный контроль за качеством медицинского обслуживания. Надежда, что все решит рубль, все отрегулирует рынок, ведет нас от разочарования к разочарованию.

Кто же эта маленькая женщина в белом халате? Чтобы не вешать подозрение в бестактности на всех работников, я уточнил ее имя. Это Наталья Петровна Арутинян. Больше к ней ни ногой!

Журналист