Денег нет. Возьмем у бедных

VK VK VK VK

Максим Амелин, руководитель фракции КПРФ в Законодательном собрании области.

Максим Анатольевич, действительно ли поводом для появления проекта пенсионной реформы явилось изменение соотношения пенсионеров и работающих, из-за чего в ПФР не хватает средств.

— Нет, сегодня демографическая нагрузка даже мягче, чем 20 лет назад. Если в 1998 году на сто работников приходилось 150 неработников (инвалидов, пенсионеров, детей), то сегодня только 103.

Но денег в Пенсионном фонде в самом деле не хватает.

         — Согласен. Но не хватает опять-таки не потому, что слишком много развелось пенсионеров. Если Фонд и недобирает, то – с богатеньких или высокооплачиваемых. Ведь у нас действует дискриминационная-регрессивная шкала социальных взносов в ПФ. Мы все платим 22 процента, а те, что получают 80 тысяч рублей и выше – только 10 процентов. Из-за этого Фонд ежегодно недобирает 600 миллиардов.

Можно было бы рассчитывать на большие поступления и от трудового люда. Однако ему явно урезают зарплату. В странах ЕС её доля в ВВП составляет от 60 до 65 процентов. А у нас – 53. Наши люди в среднем получают в полтора-три раза меньше, чем на Западе. Сэкономленные средства уходят в прибыль бизнеса, в офшоры, с них Пенсионный фонд ничего не имеет.

И вот власть хочет выжать деньги из уже изработавшихся стариков. И никак не желает ввести прогрессивную систему налогообложения на сверхдоходы. А это одно дало бы четыре триллиона рублей. Или, например, вернуть госмонополию на торговлю спиртным, или же взять назад средства, хранящиеся в банках США. Это еще плюс 7-8 триллионов.

Вся беда нашей власти в старательном обслуживании олигархата. Поэтому она и ищет там, где никто ничего не потерял.  Её вполне классовый подход теперь бросается в глаза. На акциях протеста, где было собрано свыше 8 тысяч подписей против проекта Медведева, народ категорично заявил: «Грабительской реформе пенсионной системы – нет!»