Нулевая терпимость или потакание произволу?

VK VK VK VK

Нулевая терпимость или потакание произволу?

В сентябре Россия пережила острейший кризис избирательной системы. То, что голосование у нас постоянно фальсифицируется, знает, кажется, каждый младенец. Но почти полное подчинение средств массовой информации властной вертикали до сих пор не позволяло вынести таким «выборам» строгий общественный приговор. Вертикаль навострилась подделывать результаты, а проверяющие – свои люди. Мало кто верил объявленным итогам, но схватить фальсификаторов за руку по-настоящему было некому. В том числе и потому что оппозиционные партии слабовато представлены в органах власти, в избирательных комиссиях.

Понадобилось довести подделку результатов до крайности, и получить взрыв негодования, уличные акции протеста избирателей, чтобы власть, погрязшая во вранье, заробела и стала сдавать назад.

Человеку, не вовлеченному в борьбу за мандаты, даже трудно представить, как можно на столько потерять голову, растоптать избирательные нормы, дабы утвердиться в губернаторском кресле. Это может быть только в обстановке бесконтрольности.

В Приморье портив наблюдателей от КПРФ бросили пожарную команду. Люди в масках и касках под предлогом мнимого возгорания вытаскивали их за руки-ноги с избирательных участков. Когда и это не помогло, в 13-ти участках «потеряли» протоколы, которые говорили о явном преимуществе кандидата от КПРФ. Потребовалось чуть ли не восстание народа, собравшегося на бессрочный митинг на центральной площади Владивостока, иски в суды, голодовка кандидата, чтобы в Москве, наконец, одумались, заговорили о незаконном административном вмешательстве в выборы. Элла Панфилова пришла в ярость от возмущения. Но почему-то говорила о нарушениях с «обеих сторон». При этом костерила исключительно чиновников. А какие, спрашивается, чиновники в подчинении у выдвиженца КПРФ Андрея Ищенко? Ясно, что ЦИК, а за ней официозные СМИ просто хотели притенить подлинного виновника – выдвиженца Путина Андрея Тарасенко. Им желалось, чтобы в глазах избирателей вина была поделена. Телевиденье, сглаживая гадливое впечатление, во всех актах, срежиссированного для телеящика спектакля постаралось вызвать

чуть ли не сочувствие Тарасенко. Его отказ от продолжения борьбы оно преподнесло как проявление благородных переживаний по поводу случившегося: плохо не то, что я своровал, а то, что у нас воруют, как бы говорил он. Вот потому, что «у нас воруют», я, мол, и снимаю свою кандидатуру с продолжения выборов.

Меня удивил довольно хороший уровень артистизма, с которым Тарасенко преподнес свой отказ. Глубокие вздохи, театральные паузы. Как будто с ним хорошо поработал театральный режиссер.

Характерно, что и в Хакасии дело закончилось такими же театральными жестами с прерываниями дыхания. Там тоже губернатор отказался от претензий на власть. Это выдает «руку Москвы». Как видно, придворные психологи просчитали: лучше сделать хорошую мину при плохой игре. У людей, мол, останется чувство, что фальсификаторы раскаиваются.

Но они, конечно, не раскаиваются, а предпринимают коварный маневр. В московской буржуазной газете опубликован жесткий материал против кандидата-коммуниста Валентина Коновалова. Его называют «кроликом из шляпы», «политическим самоубийцей». Издеваются над ставкой будущего губернатора на молодежь, вроде в пику старым кадрам (самому Коновалову 30 лет), деланно возмущаются его связью с частниками, финансированием избирательной компании якобы из кассы крупного угледобывающего предприятия, принадлежащего … единороссу. При этом в публикации нет и намека на личное участие автора в расследовании – заказуха, да и только. Словом, делается попытка расправиться с его имиджем, как было с Грудининым. Какой он, мол, коммунист, если якшается с капиталистами? Хотя мы знаем, что во все времена левые шли на сотрудничество со всеми здоровыми, неворовскими силами общества, заинтересованными в оздоровлении экономики, социальной сферы страны, восстановлении справедливости. РСДРП, например, через Горького получала спонсорскую помощь отряда предпринимателей.

Понятно, что эта и подобные ей чернящие статьи теперь будут перепечатаны в местной официозной прессе (как было в Оренбургской области) и Коновалову будет нелегко добиться окончательной победы.

Отказом единороссов от продолжения борьбы за пост губернатора в Приморье и Хакассии мы во многом обязаны ЦК КПРФ и лично Геннадию Зюганову. Они жестко поставили вопрос о фальсификациях перед президентом и Центральной избирательной комиссией. Подкрепили это документами, уговорами и даже политическими угрозами. Пока сработало.

Из Кремля донесся невнятный голос пресс-секретаря Путина Дмитрия Павлова: у нас теперь будет, дескать, «нулевая терпимость» к нарушениям на выборах.

До чего там дошли в словоблудии и потакании нарушителям. Уже не могут просто сказать: мы будем решительно бороться против фальсификации голосования. В Кремле эти слова, как видно, пока не способны выговорить. Поэтому Песков заявляет просто о нейтралитете. Ведь ноль – это ни туда, ни сюда. Да и как иначе: ведь раньше власть по сути не волновали подлоги. Как от этого сразу отказаться! Значит, будем молчать. А как еще понимать «нулевую терпимость».

Вторые туры губернаторских выборов показывают, что единороссы несут большие кадровые потери. Во Владимирской области их выиграл кандидат от ЛДПР Владимир Синягин. За него подано 57,03 процента голосов. Его соперница Светлана Орлова признала свое поражение (37,46 процента голосов). Тот же итог в Хабаровском крае. Кандидат от ЛДПР Сергей Фургал получил 69,57 процента голосов изобретателей, единоросс Вячеслав Шпорт – всего 27,97 процента.

Перелом обозначился.

Наш обозреватель