Сто лет назад интервенты расстреляли 26 бакинских комиссаров

VK VK VK VK

Предательство примазавшихся

Сто лет назад интервенты расстреляли 26 бакинских комиссаров

         Их поставили под дула винтовок 20 сентября 1918 года. Почти весь состав правительства Бакинской коммуны, созданного Советом рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Председателем Совнаркома был избран верный ленинец С.Г. Шаумян. В него входили 8 большевиков и 3 эсера.

Правительство сразу же проявило себя как народное, социалистическое. Был издан декрет о национализации нефтяной промышленности, недр земли, банков, Каспийского торгового флота, о конфискации помещичьих земель и передаче их крестьянам, о введении 8-часового рабочего дня и повышении зарплаты. Многие дома были реквизированы у бывших владельцев и переданы рабочим, не имевшим жилья. Новая власть открыла народный университет и школы для взрослых.

Но азербайджанская контрреволюция в союзе с Турцией повела наступление на Бакинскую команду. Войска Совнаркома потерпели поражение под Гёйчаем, и спустя три недели турки были уже близ Баку. Но помощь коммуне из Царицына прибыл хорошо вооруженный отряд из эскадрона, роты пехоты, команды конных разведчиков. Но, как и в Москве, народные силы раскололо предательство левых эсеров, а с ними меньшевиков и дашнаков. На совете своей фракции те решили пригласить в Баку англичан. С 1 августа власть перешла в руки Временной диктатуры Центрокаспия. А четвертого в город прибыл отряд британских войск во главе с полковником Клодом Стоксом. Под его руководством были арестованы около 30 народных комиссаров – якобы за попытку бегства без сдачи отчета о расходовании денег. Разоружили и отряд Петрова. Его самого присоединили к арестованным комиссарам. А турки между тем наступали. Предателям не помогали английские интервенты. 14 сентября они эвакуировались из Баку, а с ними бежали руководители контрреволюционной «диктатуры».

В этой чрезвычайно сложной обстановке начал было осуществляться план спасения арестованных комиссаров. Группа большевиков – Микоян, Артак, Агамиров – освободили их из заключения и попытались переправить на пароходе в советскую Астрахань. Но на корабле опять-таки верховодили англичане и дашнаки, они увели его в Красноводск, занятый британскими оккупантами. Бакинские комиссары были снова арестованы.

Решение о их расстреле принимали английская военная миссия и эсеровское правительство. 26 бакинских комиссаров были вывезены за город и казнены между станциями Перевал и Ахча-Куйма. Через два года, после успешной Бакинской операции Красной Армии, их останки были перевезены в Баку и торжественно захоронены на площади, которая в честь них получила свое название.

Расстрел вызвал в нашей стране сильное возмущение. Англичане до 1961 года оправдывались: это, мол, не мы, а эсеры. А те валили на интервентов. Из этой перепалки ясно одно – бакинские комиссары были невинными жертвами.

После разрушения Советского Союза и прежде всего вследствие кровавого конфликта между Азербайджаном и Арменией бакинские националисты вспомнили, что в числе 26 комиссаров были и армяне, в частности председатель Совнаркома Степан Шаумян. Они представили дело так, будто уже тогда армяне организовали заговор против Азербайджана. Хотя на самом деле правительство было интернациональным. В его работе участвовали русские, грузины, азербайджанцы, евреи, представители других народов, что было типичным для тех революционных дней. Людей объединяли общие классовые, а не узконациональные интересы. Но захлестнувшая республику антиармянская кампания привела к тому, что в 2009 году власти Баку демонтировали памятник расстрелянным комиссарам, а их останки перезахоронили на Говсанском кладбище в одном из городских районов. Правда, с соблюдением приличий, то есть с приглашением мусульманских, христианских и иудейских религиозных деятелей и отправлением соответствующих обрядов.

Но вычеркнуть их из памяти советских народов уже не получится. В честь 26 бакинских комиссаров названы улицы и площади, станции метро в Москве, Астрахани, Гагарине, Екатеринбурге, Тюмени, Луганске, Красноярске, Орле, Улькане, Донецке. Им посвящено немало художественных произведений. Сергей Есенин написал «Балладу о двадцати шести», Николай Асеев – поэму «Двадцать шесть». В 1933 и в 1965 годах вышли два фильма примерно с теми же названиями. И это только небольшая часть произведений искусства, которые остаются нетленными памятниками расстрелянным интернационалистам.