Тройной прыжок первой пятилетки

VK VK VK VK

Опыт советского прошлого

В стремлении вернуть власть капитала, оправдать невероятное разграбление страны и обнищание народа, продажные историки и публицисты до неузнаваемости исказили советское прошлое. В частности, размазали слезы по НЭПу. Он вроде только и вел нас в светлое будущее, да вот диктатор Сталин пресек это перспективное развитие молодого государства. Ну, чисто из идеологических соображений: надо же было строить обещанный социализм!
Сейчас потихоньку возвращается время трезвого осмысления того, что было с нашей страной. По той простой причине, что тридцать лет возвратного строительства капитализма совершенно не подтвердили безудержное восхваление его эффективности, созидательных преимуществ крупных собственников, не заработавших свой капитал, а как правило, получивших предприятия и промыслы из рук Ельцина, Гайдара, Чубайса, Путина, Медведева.
В силу подлаживания под действующую власть московское телевидение совершенно «не заметило» рубежную историческую дату – 90-летие начала первой пятилетки. Потому что элементарный анализ ее причин и результатов сразу же опроверг бы все досужие домыслы псевдоисториков.
Во-первых, как оказывается, ничего не стоят утверждения перевертыша (а по некоторым данным и агента Запада) Александра Яковлева, его пропагандистов, будто Сталин перечеркнул НЭП по собственному произволу, вопреки «бухаринской альтернативе». Как пишет в «Литгазете» историк, советник ректора МПГУ Евгений Спицин, не только Бухарин, а и Рыков, Томский, которых все последние десятилетия преподносили как альтернативщиков вождя, одобрили радикальные меры Сталина на заседании Политбюро в январе 1928 года.
Надо, конечно, оговориться, что НЭП не был совершенно бесперспективной экономической политикой. Нет, он мог способствовать развитию хозяйства, но только очень медленно и, во-первых, в условиях мирного развития международной обстановки, во-вторых, если бы на тот момент у нас не было страшных провалов и потерь в результате двух многолетних войн, и мы не отставали бы от других стран, многие из которых угрожали тогда красной России агрессией. Неповская экономика однозначно не могла обеспечить так необходимый нам скачок. И не один Сталин понимал это, не один он пришел к выводу о его необходимости. Мы знаем, что Петр I в свое время тоже рванул страну вперед за счет скачка в развитии металлургии, обрабатывающей промышленности на Урале и кораблестроения. А Сталин, как известно, историю знал.
Главное же — он знал о не очень впечатляющих итогах первого десятилетия советской власти. Индустрия работала с «большими сбоями», фондоотдача и рентабельность предприятий была значительно ниже дореволюционной. Выпуск черных и цветных металлов составлял лишь 50-80 процентов довоенного уровня. В самой нэповской экономике не было резервов для роста, а тем более для коренной технологической реконструкции, строительства крупных предприятий, создания новых отраслей промышленности – электроэнергетики, машиностроения, станкостроения, нефтехимии. При этом нэпманы требовали все больших социальных уступок за счет работяг, что могло свести на нет завоевания большевиков. Не случайно в литературе тех лет слово «нэпман» звучит как негативное прозвище.
«Стадиальное отставание» страны признают и некоторые либеральные историки. У нее оставался только один выбор: рывком преодолеть это стадиальное отставание за 10 лет. «Либо мы это сделаем, либо нас сомнут», — так оценил ситуацию генсек.
Можно однозначно сказать, что не сделай мы этот рывок, Советская страна не выстояла бы во Вторую мировую. А ее угроза тогда была явной. Недруги затеяли опасную возню возле наших границ, особенно Польша, а Великобритания разорвала дипломатические отношения. Вскоре стал поднимать голову немецкий фашизм. До прихода Гитлера к власти оставалось всего пять лет. И в этой угрожающей обстановке мы технологически зависели от потенциальных противников.
Первая пятилетка внесла коренной перелом в развитие нашего промышленного потенциала и в основном подготовила страну к Великой Отечественной войне. Создана вторая Уральско-Сибирская угольно-металлургическая база, первая — Криворожско-Донбасская. Понятно, какую роль это сыграло при оккупации немцами европейской части СССР. Построено свыше 1500 крупных предприятий, среди них такие гиганты как Днепрогэс, Туркестано-Сибирская железная дорога, Кузнецкий и Карагандинский угольные бассейны, Магнитогорский, Липецкий, Новокузнецкий и Карагандинский металлургические комбинаты, Харьковский, Сталинградский и Челябинский тракторные, Запорожский и Саратовский заводы сельхозмашиностроения, Воронежский – синтетического каучука, Березняковский и Соликамский химкомбинаты, Московский шарикоподшипниковый и сотни других мощных форпостов индустрии – все не перечислишь. Уже за первую пятилетку объем промышленного производства превысил довоенный уровень почти в три раза. СССР вышел на второе место в мире по добыче нефти, выплавке чугуна и производству продукции машиностроения. Вот почему нас «не смяли» немецкие полчища и танковые колонны, которым помогала и снаряжала едва не вся Европа.
Подвиг первой пятилетки уместно вспомнить в дни празднования 101-ой годовщины Великого Октября и 100-летия ВЛКСМ. Это не звонкая трибунная фраза, что революция пробудила великие созидательные силы народа, что молодежь совершила очередной подвиг, досрочно выполнив задания партии! Да, было тяжело, порой голодно и холодно, но советские люди выдержали все испытания и преодолели десятилетнее отставание. Они подняли свою экономику, разгромили сильного врага, а потом первыми вышли в космос. То есть за нашей спиной – богатый опыт успешного развития гигантской державы, опередившей многие страны. И нам не приходится сомневаться, стоит ли обращаться к этому показательному опыту сейчас, когда страна опять-таки оказалась в отстающих, и так важно добиться прорыва в технологическом развитии России.
В. Никитин