В кольце пошлостей и грязи

VK VK VK VK

Телеориентир

В кольце пошлостей и грязи

         В интернете и некоторых московских газетах развернулась яростная дискуссия вокруг телесериала «Садовое кольцо». Вернее даже не дискуссия, а скандальная ругань с оскорбительными для человеческого достоинства характеристиками.

         Я, к сожалению, видел только эпизоды этого показательного для телевиденья сериала: работа, огород, который сушит затянувшаяся жара, не оставляют времени смотреть всё подряд. Но с дискуссией познакомился и хотел бы хотя бы коротко представить её нашему читателю, тем более, что она касается темы, обидно затрагивающей нашу область. А главное – спор показывает: в столице еще не перевелись журналисты, готовые бороться с пошлостью московского ТВ. И мы их сегодня поддержим.

Дискуссию начала редактор отдела культуры газеты «Аргументы недели» Татьяна Москвина. Она-то написала, хотя и едко, но вполне корректно. Ей ответили оскорблениями. Оказывается, она разворошила семейственный муравейник – один из нескольких семейных муравейников, в руках которых в Москве сосредоточено производство телепродуктов. В данном случае в авторах сериала оказался клан Смирновых – его младшее поколение. Оно не знает жизни, не любит и не уважает народ, но очень амбициозно и, я бы сказал, злобно. Режиссёром фильма выступил юный Алексей Смирнов, исполнителями ролей – ещё двое Смирновых – Геннадий, несчастный маленький актер эпизодов, и Авдотья. Помогали и другие родственники. Все они обрушились на Москвину, провозглашая её «злой» и «больной». Они разместили в интернете фотографию журналистки и упорно доказывали, что человек с таким лицом не может быть умным и талантливым.

То есть клан Смирновых громогласно заявил, что он вне критики, недоступен для объективной оценки даже специалистам по кинокультуре. Такого у нас еще, кажется, не было. Но публика не испугалась. Тут же в интернете можно прочитать ироничные комментарии зрителей, выслушавших Смирновых: «Бедное наше телевиденье. Сплошное кумовство и убогие фильмы», «Скоро Кристинины дети запоют. И такими чудесными голосами», «Очень плохой сериал. Чернуха с талантливыми актерами. Согласились сниматься, скорее всего из уважения к великому Смирнову-старшему».

Но это эмоционально-назывные оценки. А вот почитаем, что пишет известный телевед «Литературной газеты» Александр Кондрашов. Заодно поясним, почему я как-то связываю этот сериал с Оренбуржьем.

Недавно в «Советской России» был обнародован рейтинг областей, где больше других увлекаются черной лексикой. На четвёртом месте оказалось наше Оренбуржье. То есть мы, оказывается, отпетые сквернословы!

Но это место область получила не на основе объективных данных, а путем самопризнания наших земляков: да, мол, материмся. Чтобы опрашиваемый признался в сквернословии, надо по крайней мере, чтобы он чувствовал, будто мат сегодня, как говорится, в тренде.

Сериал «Садовое кольцо» буквально насаждает этот «тренд». Александр Кондрашов, правда, говорит, что «фекально-генитальная лексика персонажей оттолкнула многих». Но как знать. Может, и привлекла. Тем более, что из уст героев постоянно вылетают такие сравнительно новые слова этой самой «лексики»: «куннилингус, минет…» хотя звучат и «простонародные». Журналист «Литературки» замечает по этому поводу: «Я небольшой поклонник современной буржуазии, но в сериале представлены чересчур мерзкие и мелкие людишки, им на всех, кроме себя, наср… — чуть было не написал слово, которое слишком часто звучит в фильме».

Широкая публика, насколько мне известно, не очень посвящена в спор, который с момента свержения советской власти ведут так называемое кино-теле-мастера. Они утверждают, будто без сквернословия не может быть достоверного изображения жизни. Словно у нас не было великих картин, которые обошлись без мата, пьянства и навязчивого курения. И сейчас закон однозначно запрещает черное слово на экране, в печатной продукции.

Но вот, судя по сериалу «Садовое кольцо», проводники мата снова начинают действовать. Ими двигает вовсе забота о художественной достоверности, а стремление заполнить сцены эпатажем, скандальными подробностями и режущей нормальный слух лексикой. Сегодня это главные «изюминки», с помощью которых авторы «шедевров» пытаются увеличить аудиторию своих лент. Власть старается не замечать этого злоупотребления – в ответ на потакание ей самой в её антисоциальных актах вроде пенсионной реформы.

Кроме того, создатели видеопродукта наполнили сюжет набором коварных интриг, подробностями половой жизни, в том числе с извращениями, изменами, убийствами близких людей. Всего этого в избытке в «Садовом кольце». Героини или герои спят с кем попало, за гонорар в 50 тысяч долларов разоряют отца, предают пропавшего сына, во время нарколомки вешают ни в чём неповинную собачку, жульничают, сдавая внаём комнаты кризисного центра, предназначенные для нуждающихся. Всей этой античеловечины так много, что смотреть фильм просто тяжело, подводит итог Кондрашов.

Кто-то может подумать, что это разоблачение нашего дикого капитализма с его эгоизмом, аморальностью, пустотой жизни. Но совершенно очевидно, что авторы не ставили такой задачи. Они продолжают решать другую, на которой помешалось большинство телеканалов: какой плохой у нас народ, какой он ленивый, коварный, аморальный и подлый. Это старая скрипка внутренних эмигрантов. Не смея выступить против несправедливого строя, Смирновы и им подобные скороспелые художники поносят людей, на которых зарабатывают. Тут своя логика: чтобы паразитировать на народе, надо его ненавидеть. Бороться против гнили нынешнего общества они не собираются, а старательно размазывают всю грязь и при этом восторгаются друг другом.

Что мы можем этому противопоставить? К президенту уже обращались по поводу чернухи на ТВ. Он ответил так: переключите на другой канал. Остается развивать в себе и людях критическое отношение к пошлой продукции московских ТВ-шников. Пока так.

В. Владимиров