Гимн победившему народу

VK VK VK VK

«Последний высокий стиль в искусстве», — говорят сегодня за рубежом о живописи ХХ века в СССР. Не согласиться с этим утверждением невозможно хотя бы «потому», что работы советской эпохи, пронизаны высокой и светлой мечтой авторов, реалистичностью, основанной на высоком нравственном начале, на идее, скрепляющей народ, без которой любое творение мастера мельчает и обесценивается.

Идея, скрепляющая народы

Светлоокий матрос пытливо наблюдает за действом, происходящим на сцене из досок, где актёр, играющий царя, выставив перед собой руку, молит о пощаде, его корона слетела с головы. Солдаты, крестьяне, дети, все разных национальностей — зрители этого «Первого спектакля» (так называется картина Владимира Адриановича Ленивцева в экспозиции Оренбургского областного музея изобразительных искусств). Они буквально зачарованы инсценировкой, ведь для многих именно на этих подмостках театр стал открытием. Здесь только нет кулис и корона царя словно из детской сказки, но даже и это не помешало простым людям прикоснулись к таинству театра, и судя по выражениям лиц, всем понятно то, о чём говорят актёры: «Царизм повержен! Народная власть  не сказка. Мы одержали победу».

— Картина под названием «Первый спектакль» написана Ленивцевым в 1959 году к 40-летию Октябрьской революции. Сюжет повествует о свержении тирана, — говорит старший научный сотрудник музея Артур Моисеевич Давыдов. — Автор всё тщательно продумал — агитпоезд, вокзал, мы понимаем не только что происходит на полотне, но и где развернулись события. И наша позиция где-то рядом… Художник ненавязчиво вовлекает нас в действо и предлагает подумать, почему персонажи оказались здесь, вглядеться в их лица.

Рассматривая полотно, поймала себя на том, что и вправду стала зрителем этого «первого спектакля», и погружаюсь в характеры, судьбы, эмоции, талантливо выписанные живописцем.

Разве можно не поверить в реальное существование этой девочки на холсте, которая, прижав кулачки к лицу, смотрит на сцену широко раскрыв глаза с искренним удивлением? Возможно, пройдут годы и она, уже в театральном зале с большой сценой и кулисами, с улыбкой вспомнит этот первый в её жизни спектакль.

А рядом с этой картиной выставлены сюжеты послевоенной эпохи, когда мир возрождался, подобно весне.

— Картина Василия Николаевича Яковлева «Стадо» была передана в наш музей Государственной Третьяковской галереей в 60-х годах, — рассказывает Давыдов. — Панорамная работа создана в 1948 году. Это гимн победившему народу! Первые годы без войны. Однажды женщина, посетившая наш музей, с восторгом сказала: «А я помню, эта картина была в Третьяковке». Можно только представить, какую надежду в те годы давало это творение людям, какой стимул. И ведь всё, что здесь прозорливо изображено художником не было пустой фантазией, всё, о чём мечтали советские художники, претворялось в жизнь — и тучные стада, и люди, радующиеся своему труду, и эта бескрайность наших просторов, когда леса, луга, реки, небо были наполнены мирной созидательной жизнью. Здесь, пожалуй, изображена картина всего послевоенного мироустройства, мир полной чашей.

Мне подумалось: сколько же тут было эскизов? Наверное — сотни! И ни одной лишней детали, а одна из коров словно смотрит сквозь время на нас, вопрошая: «Не разучились ли вы так трудиться и радоваться плодам своих дел, как советские труженики? Не растеряли ли вы то, за что боролись наши отцы и деды?»

И на миг становится грустно, хочется опустить лицо с зардевшимися от неловкости щеками, потому что буквально на днях видела, жуткая разруха и   беда постигла большинство сёл нашего края. — Разрушенные коровники и покрытые бурьяном луга. «Но так ведь будет не всегда», — подумала я и вновь с надеждой и верой посмотрела на картину Яковлева, вдохновляющую к новой лучшей жизни.

— Ну а здесь, — Артур Моисеевич показывает на творение Сергея Андреевича Тутунова, — тонкость и чистота чувств, огромный интерес человека к человеку. Послевоенная деревня, молодая пара и такая тишина между ними, которая чувствуется даже спиной. Когда нет выстрелов, необходимости прятаться от бомбёжек. И в этот период советские художники находят особую прелесть, желание рассказать, опоэтизировать жизнь простых людей и простых вещей.

После беседы я ещё долго оставалась в зале, снова и снова подходила к картинам, растворяясь в мудрых прекрасных сюжетах, полных пульсирующего бытия и призыва идти вперёд, всем сердцем принимая: советская живопись — это высокий стиль в искусстве

Яна Юрьева

— Живопись, как и любое другое направление искусства, должно быть понятно, так как каждая картина этой эпохи – большой серьёзный разговор, — говорит заместитель директора по научной работе Оренбургского областного музея изобразительных искусств Лидия Сергеевна Медведева. – Например, известный художник Фёдор Семёнович Богородский (был награждён Сталинской премией второй степени в 1946 году за картину «Слава погибшим героям!») сам защищал социалистическое Отечество, и писал он людей и события, связанные с этой эпохой. Его портреты солдат, матросов, рабочих и крестьян – документальное повествование, запечатлевшее лица реальных творцов истории нашей страны. Важно также понять, что нет такого понятия, как реализм, но есть – реализмы. Это отражение самой жизни в её эволюционном развитии с великим разнообразием творческих направлений. Оптимистичность настроя, где рядом с трагедией шагали героизм и торжество победы над смертью, над горем – наполняли смыслом работы художников ХХ века. Да ведь всё это действительно было. Наш народ героически защищал свою Родину, свою землю, своих любимых родных. И этого у нас не отнять.