Максим Амелин: Выборы показали, что КПРФ ведущая оппозиционная сила!

VK VK VK VK

Расшифровка фрагмента программы «Утро в Оренбурге» на радио «Эхо Москвы» от 9 сентября 2019 года.

Гость: Максим Амелин, лидер регионального отделения КПРФ, кандидат в губернаторы Оренбургской области.

Ведущие: Максим Щепинов и Ирина Левина.


М. Амелин:

— Я хочу поблагодарить всех наших оренбуржцев, всех тех, кто пришел на выборы и меня поддержал, – огромное вам спасибо!

И. Левина:

— А вы, получается, довольны результатом, исходя из того, что так благодарите?

М. Амелин:

— Вы знаете, я доволен чем? Я доволен тем, что мы показали, что здесь, в Оренбургской области, партия КПРФ – это ведущая партия, и у нас таких результатов, вот по процентам, уже более 10 лет не было. Т.е. мы считаем, что мы сейчас на этих выборах четко и однозначно показали, что единственная политическая сила, которая существует на нашем политическом небосклоне, которая представляет из себя что-то, – это Коммунистическая партия РФ. Недоволен я, конечно, выборами – это однозначно.

М. Щепинов:

— Максим Анатольевич, сразу: результаты признаете или нет?

М. Амелин:

— Значит, это знаете, вот как Владимир Ильич сказал: «Вроде бы по форме все правильно, а по существу – издевательство!» По дню голосования есть вопросы, серьезные вопросы!

И. Левина:

— Какие, например? У вас же всего пять жалоб было от КПРФ в Избирком.

М. Амелин:

— А причем тут количество жалоб? Первый и самый главный вопрос: я много раз говорил о недоверии к КОИБам. И Александр Юрьевич [Нальвадов] обещал, и в письме обещал, что он будет пересчет делать КОИБов. И здесь, насколько я понял, он говорил, и мне в телефонном разговоре говорил о том, что мы будем пересчитывать часть КОИБов, согласно принятой в мае поправке, что независимо от нарушений смысл этого пересчета заключается в доверии к КОИБам, прежде всего. Какое может быть доверие к механизму, который по 8, по 10 раз не может считать бюллетень? Как он считал на 10-й раз – правильно или неправильно? Именно для этого…

И. Левина:

— Подождите, у вас много фактов, что именно с 10 раза?

М. Амелин:

— У меня у жены со 2-го раза в другом КОИБе только взял бюллетень. Люди жаловались, что 8-10 раз не берет КОИБ бюллетень. Почему мы должны верить, что на 11-й раз мы считали правильно? Вот для этого и существует пересчет, вот для этого и нужно было 2, 3, 4 ТИКа или все.

И. Левина:

— А вам отказали? Вы писали обращение?

М. Амелин:

— Мы писали обращение Нальвадову. У комиссии есть право назначить ТИКи, в которых будет пересчет, не во всех, хотя бы в трех вначале. И они нас уверяли, что обязательно будет назначено, что никаких вопросов нет, «Ваше предложение будет учтено», — мне в ответе написали. И учли. Они собрались (уверяли на словах, что будут пересчитывать!), и собрались 8-го числа, и сказали: «Нарушений не было, пересчитывать не будем». Совершенно позиция, которая бьет по прозрачности подсчета просто наотмашь. В чем проблема? Москва пересчитала! Москва пошла по этому закону и пересчитала КОИБ.

И. Левина:

— А у вас есть основания полагать, что, если бы пересчитали, ваш результат был бы иным?

М. Амелин:

— У меня есть основания предполагать, что КОИБы работают не-пра-виль-но!

И. Левина:

— Ну, хорошо, в целом это бы поменяло расклад сил?

М. Амелин:

— Я не готов ответить, для этого нужно пересчитать.

И. Левина:

— Тогда возвращаемся к вопросу – вы признаете результаты выборов?

М. Амелин:

— Еще раз говорю, я о чем? О том, что результаты, с точки зрения существующего законодательства, зафиксированы, а глобальные нарушения, которые мы можем предъявить на данный момент, – это не подсчет КОИБов, но это право, юридически они не обязаны это делать. Они просто сами ударили по этой легитимности. Второе, довольно серьезное нарушение – выносная урна была отменена, во всяком случае ТИК рекомендовал отменить (что УИК там решила, не знаю). В Орске – это голосование по спискам. Голосование по спискам в больничках. Мне вообще непонятно, почему называется «техническим моментом». Вот списки приготовили, а они пришли там с тетрадями… Но на то у нас и закон: мы его или соблюдаем, или не соблюдаем. Почему мы считаем «техническим моментом» нарушение закона? Почему мы считаем? Да давайте тогда вообще в сельсовете будут списки составлять и будут голосовать по спискам!

М. Щепинов:

— Максим Анатольевич, в итоге, с учетом всего вышеизложенного, вы результаты будете опротестовывать или нет?

М. Амелин:

— Опротестовывать результат – нужно юридическое основание. 8-го числа юридических оснований мы не накопили для опротестования результатов. Юридические основания – их недостаточно с зафиксированным результатом. Я его опротестовать не могу, значит, юридически он будет зафиксирован такой, какой есть. Я не согласен с самим проведением кампании, когда один кандидат имеет доминирующее положение во всех медиа, когда используется админресурс. Еще вот одно проявление использования админресурса в Оренбурге мы зафиксировали, но это не является нарушением, когда у нас по открепительным голосовало до 200 человек на одном УИКе – я не считаю это нормальным. Я считаю, что это просто… были такие сигналы, люди боятся, люди не готовы идти с заявлениями. Нам говорили: «Нам сказали переоткрепиться, мы будем голосовать по месту нашего предприятия, нашего учреждения, нашей школы, нашей больницы, т.е. нам сказали переоткрепиться, мы будем голосовать здесь, но заявление писать не готовы».

М. Щепинов:

— Дениса Владимировича поздравлять будете?

М. Амелин:

— Не знаю, сейчас у меня телефона его сотового нет, к сожалению.

М. Щепинов:

— Ну, в принципе?

М. Амелин:

— Нет, в принципе, еще раз я вам скажу, результат зафиксирован, мы опротестовать юридически сейчас его не можем – не накопили достаточной базы, поэтому он такой, какой есть. Я единственное хочу сказать, что очень жаль, что была такая низкая явка.

И. Левина:

— Кстати, вот почему, как вам кажется, она ниже, чем в 2014 году? Хотя есть вроде бы как оппозиционный кандидат, чего не было в 2014 году.

М. Амелин:

— Слушайте, но на каком-то этапе власть решила, что ей явка не нужна, мы же понимаем с вами…

И. Левина:

— Подождите, ну а вы? Вы же должны всячески…

М. Амелин:

— Мы всячески ее поднимали! Я на всех своих выступлениях говорил о том, что придите и проголосуйте, от нас все зависит!

И. Левина:

— Но вы не провели ни одного митинга приличного на этапе избирательной кампании! КПРФ, я имею в виду. У вас был один митинг по скверу на Гагарина, куда пришли 8 пенсионеров.

М. Амелин:

— Да это не наш митинг, во-первых, это «Левый фронт» проводил.

И. Левина:

— Ну «Левый фронт», хорошо. Это ваши сторонники, и вы там выступали тоже.

М. Амелин:

— Потом, чтобы проводить митинг, повестка нужна.

И. Левина:

— Нет повестки у нас что ли в регионе, получается?

М. Амелин:

— Повестки городской, нормальной областной, всеобластной сейчас нет, нет сейчас. А какая повестка всеобластная? Нет, ну назовите?

И. Левина:

— То есть у вас все хорошо во всех сферах?

М. Амелин:

— Нет, у нас не все хорошо! Локально мы проводили митинг в Колтубановке, который нам пытались всякими способами запретить сначала, а потом нам всякими способами помешать. Администрация там праздник рядом организовала. Вы говорите, нет, там около ста человек было на этом митинге, люди возмущались – это вот локальный митинг по Бузулукскому бору. Поэтому я считаю, что, исходя из тех ресурсов, которые у нас были, исходя из того административного давления, которое у нас было… Вот вы просто посмотрите те результаты, которые получились, – мы старались, мы выкладывались, через мой избирательный счет прошло около 3 млн. руб. Ну, вспомните, сколько у Горячева, сколько у Кобзева денег, и посмотрите проценты.

М. Щепинов:

— Максим Анатольевич, мы хотим, чтобы вы себя сравнивали с победителем.

М. Амелин:

— Да, я сравниваю себе с победителем. Я, значит, где-то в 17 раз меньше средств израсходовал и получил в 2,5 раза меньше результата.

И. Левина:

— А почему у партии так мало жертвователей, тех, кто поддерживает оппозицию?

М. Амелин:

— Мы в оппозиции! Поэтому мы понимаем, мы не ждем каких-то пожертвований и спонсоров. Мы ждем, что наше население, наш народ, наш оренбургский народ наконец поймет, что дальше так жить нельзя, пойдет на выборы (как это было в Хакасии, как это было в Хабаровском крае), и власть «Единой России» будет на выборах, на очередных, свергнута.

И. Левина:

— Ваши политические планы дальнейшие?

М. Щепинов:

— Я так понимаю, Максим Анатольевич уже начал нам их озвучивать.

М. Амелин:

— Да. Ну, политические планы – они очевидны. Сейчас у нас большие муниципальные выборы. Мы будем активно в них участвовать. Мы увидели на примере муниципального фильтра, насколько сложно пройти и зарегистрироваться кандидату. Еще раз мы не хотим этот путь повторять вот с такими серьезными проблемами, потому что, получается, первую половину кампании ты занимаешься только вопросом, как пройти этот муниципальный фильтр.

И. Левина:

— То есть будете вносить законопроект об отмене?

М. Амелин:

— Во-первых, об отмене мы внесем, а во-вторых, мы будем на муниципальных выборах участвовать, чтоб у нас вообще проблем не было с этим. И, естественно, у нас с вами 21-й год – это у нас выборы в Заксобрание. Мы планируем выставить очень сильную команду, и мы хотим взять здесь, ну, как минимум, больше 1/3, а вообще, конечно, нужно нацеливаться на то, чтобы взять большинство, потому что до 21-го года, я думаю, партия власти еще много раз сделает «всего хорошего» нашим жителям, и они наконец поймут, что надо приходить на выборы и надо голосовать!