Сигналы SOS из Новосергиевского района (Видео)

VK VK VK VK

Сразу несколько звонков поступило в Оренбургский обком КПРФ из Новосергиевского района. Отчаявшиеся люди хотели придать огласке проблемы, с которыми идти в одиночку уже невмоготу. И вместе с телеканалом «Красная линия» мы отправились туда, где нас ждали.

Кто там бьёт по развитию бизнеса и экономики?

Первым в Новосергиевке нас встретил индивидуальный предприниматель Сергей Андреев. Только он не из тех предпринимателей, которые работают исключительно ради обогащения. Он относится к породе коммерсантов, стремящихся вдохнуть жизнь в интересные проекты, которые могли бы привлечь дополнительное внимание к Оренбуржью.

Скажите, кто слышал про то, что в нашем регионе разводят африканского сома? Реально африканского! Причём технологический процесс на аква-ферме Андреева отлажен таким образом, что ценную экзотическую рыбу здесь выращивают от икры до малька и далее до полноценных особей с последующим безотходным производством. Своими руками созданы технология замкнутого водоснабжения для взрослой рыбы и отдельный инкубатор для выращивания мальков. Температура в помещении с бассейнами, в которых живут африканские сомы, составляет 29-30 градусов по Цельсию.

— Племянник разработал инкубационную аппаратуру. Есть у нас и квалифицированный ихтиолог – Умар Таджиев, — рассказывает Сергей Владимирович. — То есть к делу мы подошли серьёзно. А учитывая, что не только мясо африканского сома считается деликатесом (причём мясо у него красное), но и шкура этой рыбы высоко ценится во всём мире за свои качества (из неё модельную обувь шьют, и, кстати, этой темой интересуются модельеры из Франции), так регион, казалось должен поддержать бизнес на первом этапе. Но не тут-то было. Дело загнано в тупик, и все наши активы выставлены на торги. К активам кроме аква-фермы относятся и недостроенная комбикормовая линия, и цеха по изготовлению бассейнов. Всё нами было поставлено здесь с нуля. Например, в здании, где планировалось запустить производство комбикормов, когда-то находилось овощехранилище, но оно долго пустовало. Решили взять кредит в Сбербанке, только залоговое имущество почему-то было оценено намного ниже реальной стоимости и кредит, соответственно получили не тот, о котором заявляли. Только 20 процентов от необходимой суммы получили. Да и те банк странным образом оформлял целых 3 месяца. А любая задержка для бизнеса порой оборачивается катастрофой. Вот и встали на мель. Просили реструктуризацию долга согласовать в реальных пределах, чтобы на рельсы поставить дело. Только Сбербанк нам отказал. В общем всё свелось к тому, чтобы не дать развиваться производству! А мы ведь и пресноводную креветку разводили. Это же плюс для области. Куда ни писал, к кому не обращался, помощи не получил. Теперь около года пытаются продать наше имущества, но никто его не берёт. Не каждый коммерсант готов голову ломать над серьёзным производством хотя бы и перспективным, как наше.

И Сергей Владимирович повёл нас знакомиться с сомами. В помещении тепло. Заглянув поочерёдно в бассейны, снабжённые специальной системой, не допускающей застой воды, увидела тёмные

силуэты, бодро рассекающие искусственные водоёмы. Порой сомы выныривали и демонстрировали свой экзотический вид — природа наделила их несколькими парами усов. Сергей Владимирович достал большой совок, чтобы отловить одного исполина и показать нам его поближе, но дело это не такое простое. Рыбы заволновались, закружив подводные хороводы, поднимая волны в бассейне. Но настойчивость Андреева одержала верх, и он поднял блестящего чёрного африканца, строптиво извивающегося в сети, требующего вернуть его в журчащую воду к собратьям, что в итоге и было сделано.

Посетив инкубатор для выращивания мальков из икры, расстроилась ещё больше: тут люди не по карманам деньги рассовывают, а в дело вкладывают, голову, руки умелые применяют, не только для себя стараются, но и для региона, а им крылья подрезают!

Это напоминает либо абсолютное равнодушие к благополучию экономики Оренбуржья со стороны определённых лиц, либо умышленные подножки конкретному бизнесмену, поэтому дело непременно должно получить широкую огласку.

На мой взгляд, власть (от федеральной до региональной) просто обязана разобраться в хитросплетениях выдачи банковских кредитов и причинах попадания трудолюбивых предпринимателей в финансовую кабалу.

А как же президентский призыв по импортозамещению и поддержке отечественного производителя не на словах, а на деле. Помнится Владимир Владимирович говорил примерно следующее: нас экономическими санкциями не запугать, сами справимся. Думается, этот призыв касается всех — от банкиров до губернаторов и Правительства России. Речь ведь идёт о развитии перспективных направлений экономики в малых, средних и крупных масштабах. Или кто-то расслабился и забыл про президентский наказ? А может быть кто-то возомнил, что его вообще можно игнорировать?

Мы решили разобраться в ситуации более детально, о чём расскажем чуть позже. Следите за нашими публикациями.

Предки строили, а пришлые рушат

И мы поехали дальше. В селе Кувай нас встретили люди, у которых сердце болит из-за развала хозяйств, некогда процветающих в их селе и в ещё двух соседних сёлах — Горное и Амрясово.

Геннадию Михайловичу Карпушкину 80 лет, из которых 37 он живёт в Кувае. Новосергиевский район — его малая родина. Всё здесь родное для него — и тропы, и люди.

— В начале 1980-х был я в нашем совхозе главным инженером. В те годы отлично развивались, строили жильё, подсобные помещения, склады, мастерские, дороги и мосты. Построили среднюю школу и детский сад. Организовывали звенья, которые работали не на жизнь, а на смерть и зарплаты были отличные. Газификация прошла быстро, всего за полтора года. В совхозе нашем насчитывалось 5600 голов крупного рогатого скота, 3000 овец, 137 лошадей, две откорм площадки было, одна на 700 голов, другая — на 400. Выращивали быков до 450 кг. А ещё было около 800 дойных коров. И

на строительство асфальтной дороги были выделены деньги, но тут пришёл Ельцин, и дорога приказала долго жить. Совхоз преобразовался в АО, назвали его «Дружба», поскольку наши сёла многонациональные. Спустя два года избрали председателем АО Сергея Фёдоровича Ротикова. Первое время дело шло хорошо, а потом покатилось всё к развалу и дошло до банкротства.

Вот скажите, кому задать вопрос: как можно было развалить такое мощное хозяйство, когда всё уже работало, только развивай, совершенствуй. Представьте, у нас было 28000 гектаров земельных угодий, из них 17000 занято пашней, и всё успевали делать, получали урожаи хорошие. А потом раз и обанкротились! Активами теперь распоряжается управляющий, который в Оренбурге находится. А огромная часть земли оказалась в аренде предпринимателя с посёлка Красная поляна Новосергиевского района. Хочу задать вопрос Президенту России Путину: почему у нас возможно такое, что приезжают чужие люди и режут технику, продают, а местные труженики вынуждены наблюдать оголтелое разорение, но ведь эта техника, эта земля — их достояние, а не каких-то там прищельцев. Хочется сказать: посмотрите же на деревню! Неужели нет никакого механизма, чтобы остановить погром? Я считаю: то, что происходит сегодня — вредительство.

— Я родился в этом селе и вырос здесь же, — продолжает беседу уроженец села Куваево Алексей Борисов. – И тоже хочу заниматься сельскохозяйственной деятельностью, приобрёл землю 300 га, но работать на ней нет возможности. Оказалось, что у предпринимателя с Красной поляны в аренде оказалось 11000 земли, вроде бы этот огромный кусок местные жители передали ему в пользование по доверенности и договору аренды. А я теперь проехать к своему участку даже не могу. Просили главу Кувайского сельсовета, чтобы нам селянам выделили какое-нибудь помещение ситуацию обсудить. Но он отказал.

Как юрист, я посоветовала Алексею обратиться в суд с иском к местному феодалу об устранении им препятствий в пользовании и владении 300 га, находящихся в собственности, где нужно будет прописать, что именно подразумевается под препятствиями и что следует устранить, в какие сроки.

Но это не единственная проблема Куваева и соседних сёл. Посетили мы бывшие коровники и душа заболела. Зашла я в опустевшие здания, где ветер завывает печальную песню, завернула в пристройку и вот вам картина маслом: справа осиротевшие стойла, а слева гора распитых бутылок из под спиртного и шприцы… Вот, значит, какого прогресса достигли местные власти! Молодцы, ничего не скажешь. А чем же вы занимаетесь, слишком дорогие наши властители, когда у вас под носом не только на волоске от гибели висит сельское хозяйство, но и процветают притоны в бывших коровниках?

— Раньше как было? Бывший директор нашего совхоза Владимир Иванович звонит: дорогу занесло, доярки проехать не могут. Ночью поднимали бульдозеры, всё чистили, чтобы шла работала. Каждый день по 2,5 тоны молока вывозили на сливпункт.

Кто-то скажет: главы сельсоветов сегодня сами находятся в трудном положении. Нелегко, это факт. А когда легко было? Может когда сёла поднимались в послевоенное время? Но поднимали ведь хозяйства из руин, а не рушили до основания, потому что не о личном благе заботились руководители, а о народном.

— Родители мои приехали в эти края в 1929 году, — вспоминает Геннадий Михайлович. – Жили зимой в обогреваемых палатках, но перед препятствиями не отступали. И всё, что сегодня мы с вами видели, все эти постройки – возведено советским народом.

И мы спросили Геннадия Михайловича Карпушкина о его наградах. Он рассказал, что первую — орден Ленина получил в 24 года, когда намолотил 24000 центнера зерна на комбайне «Нива». Потом в 1978 году его наградили орденом Октябрьской революции и автомобилем Волга ГАЗ 24 за хороший урожай, а ещё через 2 года он получил орден Трудового Красного знамени.

— Да у нас все старались трудиться на совесть. Отец, работая в совхозе «Уран» в 1976 году получил звание Героя соцтруда, и старший брат Николай был награждён орденом Трудового Красного знамени.

А потом, уезжая из Кувая, мы увидели, как оголился из-за обвала земли газопровод, проложенный в село, и дорога всё также далека от современных требований. Проблемы эти возникли не вчера, и они не пустячковые, а требующие немедленного включения в тему и практического разрешения.

Битва за ФАП

В посёлке Среднеуранский местные коммунисты от КПРФ добились оборудования местного ФАПа санузлом. Казалось бы – дикость про такое говорить в XXI веке, но эта проблема требовала скорейшего вмешательства, поскольку, простите, обыкновенный туалет, был отгорожен от процедурного кабинета обыкновенной шторкой.

Теперь ФАПом местные жители вполне довольны, процедурный кабинет перенесли в противоположное крыло, а ещё заменили окна на пластиковые стеклопакеты, поставили новый газовый котёл.

А в Нестеровке люди нас ждали с обеда, только добрались мы к ним уже к вечеру. Но народ не расходился, потому что серьёзная проблема назрела давно и её там никто не решает. Тема касается организации услуг здравоохранения.

— ФАП есть и фельдшер у нас хороший, а что толку, снабжения медикаментами почти никакого, чтобы попасть на приём к стоматологу или к другому узкому специалисту, нужно ехать аж в райцентр, а это 70 километров и затратно — почти 400 рублей в оба конца. Пока доедешь, уже середина дня, зачастую нужно либо оставаться на ночлег в Новосергиевке, либо приезжать ещё раз… Да и в райцентре неохотно принимают селян, ссылаясь на то, что у нас свой доктор есть. Такова цена оптимизации. А была у нас в этом здании поликлиника и больница с койко-местами,nштатом медперсонала и различными услугами, — в один голос говорят жители Нестеровки.

У Любови Николаевны Сиротиной из этого села своя проблема: сын 10-ы год лежит, прикованный к кровати.

— Муж умер и младшего сына не стало, а старший Евгений практически парализован. Пелёнки, памперсы дают, кресло-каталка есть, но за несколько лет к нам ни разу не приезжали врачи, чтобы осмотреть Женю, дать мне какие-либо рекомендации.

Мы обещали самоотверженной матери подключиться к проблеме. Больница райцентра должна организовать доставку больного и его сопровождающей матери в больницу для обследования. Будем помогать и расскажем, что из этого получилось.

Домой возвращались, когда над Новосергиевкой сгущались сумерки, дивная природа радовала взор, но на сердце лежала тревога за людей, ведь получается если не привлекать журналистов и не жаловаться, никто тебя сегодня и не услышит? Но люди должны знать о том, как живут, порой выживают, наши земляки, и мы будем рассказывать о встречах с народом, о радостях и чаяниях городских и сельских тружеников, потому что в одиночку не выжить, только вместе мы можем выстроить свой мир в более радужных красках.

Яна Юрьева. Фото автора