Кому выгодно скрывать отравителей?

VK VK VK VK

На протяжении нескольких лет в Оренбурге остро стоит проблема вредных выбросов в атмосферу.  Жители города просыпаются ночами от проникновения в наши окна и форточки противоестественного запаха сероводорода, временами жалуются на  едкий кисловатый смрад неизвестного происхождения. Задыхаются оренбуржцы на улицах Луганской, Центральной, Илекской, Донгузской, на проспекте Парковом, улицах Орлова и Ташкентской, Казаковской, на улицах Бр.Башиловых, Ноябрьской, Новой и Пролетарской, на Туркестанской…

Да практически весь город охвачен проблемой вредных выбросов. Чаще подобное случается в самые глухие ночные часы. Негодяи действуют скрытно, видимо надеются, что таким образом, им удастся скрыть следы своих злодеяний. И зачастую им это удаётся.

Чиновников много, а результат плачевный

Горожане вопиют. Обзванивают ночами и днями экологическую службу министерства природных ресурсов по телефону 77-67-68, дежурных по городу – 005 или 30-40-40, звонят в Росприроднадзор, в МЧС, в скорую помощь и в Роспотребнадзор. Но чаще всего,так и  не получают вразумительного ответа: кто виновник ночного «удушливого террора», кто ответит за отравленный воздух, за наше плохое самочувствие и когда прекратится глумление над нашей средой обитания?

Служб много, а толку-то. Экологи разводят руками: мол не удаётся схватить виновника за руку .

И Роспотребнадзор числится в списках важных организаций, но практической пользы в данной проблеме от него кот наплакал. В 2018 — 2019 годах он привлекал к административной ответственности ООО «Оренбург Водоканал» за превышение дигидросульфата на улице Луганской. Но судя по продолжающейся атмосферной травле, дальше этого дело не пошло. Вот, если бы все ведомства работали сообща, организуя проверки, требуя от промышленников своевременного обновления оборудования, ситуация была бы совсем иной. Но государству, кажется, даже выгодно собирать штрафы. Так оно и продолжается долгие годы. И вот…

Пришла беда

В конце августа 2019 года (наверняка все помнят эту громкую историю) случилась беда. В оренбургском центре спасения бездомных кошек, оставшихся без попечения хозяина «Кошкин Дом – Филимоша» (благотворительный фонд «Сердца в унисон») на улице Илекской, практически в одночасье погибли 66 кошек и собака. В ту ночь животные оставались в приюте без людей.

А когда утром волонтёры подошли к зданию, в атмосфере ощущался едкий запах с отвратительным кислым оттенком. В помещении удушливая вонь была настолько концентрирована, что доводила людей до головокружения, тошноты, заторможенности движений и речи.

На цокольном этаже лежали бездыханные тельца четвероногих подопечных, ещё вечером бывших бодрыми и здоровенькими.

Слизистые носовой области животных обрели тёмный цвет, как при асфиксии. Всё говорило о том, что зверушки задохнулись от некоего ядовитого вещества, проникшего в помещение.

Чудом выжило четыре кошки, которые были доставлены в ветклинику и к счастью поправились.

В тот момент волонтёры покинули помещение, также эвакуировали более 30 выживших кошек, находящихся на 1 этаже, начали обзванивать все известные им службы, которые могли бы оказать помощь, приехать и провести необходимые исследования, пролить свет на причину практически одномоментной смерти их четвероногих подопечных, плохого самочувствия людей.

Но на экстренный вызов оперативно отозвались только газовики и полиция.

— Специалисты газовой службы приехали практически сразу и сообщили нам, что утечки бытового газа нет, однако в помещении присутствует газ неизвестного происхождения, — рассказывает руководитель центра спасения «Кошкин Дом Филимоша» Юлия Бабенко. – Возможно, он проник по вентиляционным ходам или по канализационным каналам, приходится только строить версии. Поскольку у газовиков нет оборудования, которое бы определяло природу иных газов, кроме бытового, они не смогли дать заключение о вредном веществе. А вот представители Роспотребнадзора к нам не спешили. В итоге нам пришлось ехать к ним и делать письменный запрос, но уже после повторного выброса ядовитого газа и госпитализации людей, которая произошла 31 августа… Так работают у нас некоторые контролирующие органы.

31-го августа к приюту «Филимоша» съехалось несколько десятков неравнодушных оренбуржцев – журналисты, жители города, узнавшие о трагедии и возмущённые неблагополучной экологией, а также представители ветуправления, полиции.

Я, как журналист газеты «Оренбургская правда» и искренне сочувствующая горожанка вместе со своим мужем тоже была на месте гибели животных. Мы спустились в помещение, где всё ещё «висел» кисловато-тошнотворный явно химический запах. Больно было видеть пустые вольеры, мячики и мисочки…

Вижу хрупкую девушку, у которой слёзы градом льются:

— Мы с сынишкой не раз приезжали сюда. Каждого из котеек помним не только внешне, но и по кличкам. Все животные были холёные, здоровые. В приюте всегда работает ветеринар, который следит за состоянием пушистых постояльцев. Не знаю, как ребёнку сказать, что больше мы не увидим наших маленьких друзей, — говорит Вера Максименко. – Сами живём на улице Луганской. Очень часто буквально задыхаемся от выбросов в атмосферу, явно отравляющих организм. С соседями неоднократно сообщали в контролирующие органы. В 2019-ом наказывали «Оренбург Водоканал», но ситуация не меняется. Чего дальше ожидать? Этот случай с гибелью животных для всех оребуржцев должен быть тревожным звонком.

А представитель областного ветуправления интересовался в основном – где погибшие кошки и собака? Природа проникновения химического запаха, который спустя двое суток всё ещё ощущался в помещении, кажется, его не особенно беспокоила. На вопрос, поставленный перед ним: может ли данная служба провести

полноценную экспертизу трупов животных с целью определения, какое отравляющее вещество стало причиной их смерти, ответил, что в Оренбурге такой возможности нет.

— Что касается эпидемии, то она однозначно исключена. В приюте «Филимоша» все вновь прибывшие животные находятся на 20-дневном карантине, все вакцинированы, на каждого заведён паспорт, — говорит Юлия Бабенко. – Есть предположение, что был выброс тяжёлого газа, образовавшегося из-за того, что в канализационный сток слили какой-то кислотный раствор. Так сказали химики, которые посмотрели, как окрасился пластик в помещении.

Только почему-то эти вопиющие факты не заинтересовали ни один из контролирующих органов. Какой это был газ? — ответа так и нет.

И не мудрено. Ведь тогда сразу был бы выявлен и источник, точнее виновник происшествия. И разразится скандал. Дело-то слишком резонансное, без уголовной ответственности не обойтись.

Никто из контролирующих органов в первые дни после ЧП не взял смывы со стен, потолка, пола, где были обнаружены погибшие животные, не изъял для исследования воду с белым осадком, которая оставалась в мисках. Вокруг улика на улике, а до них и дела как будто не было…

На коллективное обращение горожан Роспотребнадзор предоставил ответ от 19 ноября 2019 года, где буквально сам признался, что специалисты провели исследования проб воздуха лишь возле здания и в тамбуре помещения, но превышения гигиенических нормативов вредных химических веществ в исследуемых пробах не выявлено. То есть на цокольный этаж, где произошло скопление ядовитого вещества, никто из них не ходил и никакие пробы там не брал. Почему? И нам это тоже интересно!

На наличие вредных выбросов в атмосферу в ночь с 28 на 29 августа указывают и люди, живущие на соседней улице Донецкой, которые сообщили, что также чувствовали сильный запах какого-то газа, и даже проснулись из-за этого в пятом часу утра.

Ближе к вечеру 31-го августа волонтёры и полицейский прошли ещё раз в помещение приюта, спустились на цокольный этаж и тут видимо произошёл повторный выброс отравы. Трое девушек были госпитализированы в 1-ю горбольницу с диагнозом ингаляционное отравление.

Возмущение жителей нарастает!

Дальше молчать было невозможно, и горожане начали собирать подписи под коллективным обращением в областную прокуратуру, в министерство природных ресурсов и в очень «скорый» на подъём Роспотребнадзор с требованием установления стационарных постов в районах, где расположены опасные предприятия «Оренбург Водоканал» и их «ароматными» КНС, ОАО «РЖД» и другие, организовать проверку предприятий по использованию и надлежащему техническому обслуживанию оборудования и найти виновных в происшествиях 29 и 31 августа.

В своём ответе от 19.11.2019 г. Роспотребнадзор сообщил, что за 9 месяцев 2019 года им было отобрано более 4000 проб атмосферного воздуха в г. Оренбурге, в том числе в ночное время. И только 3 пробы не соответствовали гигиеническим нормам по

содержанию дигидросульфата. Но учитывая «скорость» их реагирования на сигналы, оно и не мудрено! Вот и результаты.

Но мы-то, горожане и без них знаем, что вредные выбросы случаются слишком часто. Вывод напрашивается сам за себя: нет твёрдой руки в области, которая бы навела порядок с оперативным реагированием контролирующих органов. Попросту говоря: гонять их не кому.

Хотя в ответе министерства природных ресурсов от 15 ноября 2019 года содержится конкретный намек: вопросы санитарно-эпидемиологического благополучия населения Оренбургской области относятся именно к компетенции Управления Роспотребнадзора.

Удивил, если не сказать круче, ответ и Оренбургской транспортной прокуратуры, в котором зампрокурора Калашников сообщает: по результатам проверки в 2019 году нарушений законодательства по вопросу неблагоприятной экологической обстановки на железнодорожной станции Оренбург не выявлено, оснований для принятия мер прокурорского реагирования не имеется.

Странно всё это, особенно если учесть ответ регионального министерства природных ресурсов, экологии и имущественных отношений: «Стоит отметить, что основными источниками загрязнения атмосферного воздуха в Дзержинском, Промышленном, Центральном районах областного центра являются ОАО «Нефтемаслозавод», ОАО «РЖД», очистные сооружения ООО «Оренбург Водоканал».

Также министерство сообщило об установлении автоматического стационарного экологического поста в районе влияния выбросов Нефтемаслозавода и РЖД по улице Лабужского. Планировалась установка нового поста в конце 2019-го и в зоне возможного влияния очистных сооружений ООО «Оренбург Водоканал» (установили или нет — уточним, следите за нашими публикациями).

В итоге, изучая ответы инстанций на коллективное обращение горожан, у меня сложилось впечатление, что каждая из них варится в собственном котле, работают они несогласованно и не включаются системно, сообща в решение общих для всех задач. А у семи нянек, как известно дитя без глазу.

За всё ответит потерпевшая сторона?

31-го августа в приют для кошек «Филимоша» приезжал депутат областного Законодательного собрания от КПРФ Максим Амелин, который направил запрос в областную прокуратуру с просьбой провести всестороннюю проверку и принять необходимые меры по установлению причин происшествия и установлению виновных.

3 сентября прокуратура Оренбургской области сообщила, что буде разбираться в причинах гибели животных будут в рамках уголовного дела. Оно было возбуждено по статье 245 УК РФ – «Жестокое обращение с животными». Ход расследования был взят прокуратурой под контроль.

Но пока продолжалось расследование (результаты экспертизы ещё впереди), областное министерство сельского хозяйства вдруг встрепенулось и решило привлечь к ответственности фактически потерпевшую сторону – благотворительный фонд «Сердца в унисон» по факту сокрытия «массового падежа» животных. В результате фонд

оштрафовали на 90 тысяч рублей! Мол, не сообщили о ЧП. Это-то в то время, когда весь областной центр гудел, когда все СМИ освещали данное происшествие, и когда 31 августа на место приезжал сотрудник управления ветеринарии. Странная логика у чиновников. Но она имеет место быть и обходится очень дорого.

При таком «принципиальном» подходе, интересно, как региональное министерство сельского хозяйства оценивает свою работу? Я имею ввиду не укомплектованность управления ветеринарии по части проведения необходимых исследований, позволяющих установить вещество, ставшее причиной смерти животных.

Мне кажется, что такой подход чиновников к делу достоин всяческого порицания. А ещё не мешает спросить у них: почему где-то там, в других регионах, подобные исследования провести можно, а у нас нет? Отстаём! Буквально волочимся в хвосте.

Зато о штрафах чиновники помнят и не упустят удобного случая его содрать, не взирая на тот факт, что фонд «Сердца в унисон» (он же приют «Кошкин Дом – Филимоша») – не коммерческая организация, и сам живёт на пожертвования. Какая-то несуразица получается!

Газета «Оренбургская правда» продолжает держать на контроле эту ситуацию. Мы продолжим готовить публикации на тему отравления воздуха вредными выбросами, которыми дышим на протяжении многих лет, будем и дальше объединять народ в целях защиты нашей среды обитания, наших прав. Будем следить за развитием событий вокруг ЧП, произошедших 29 и 31 августа 2019 года в Оренбурге, и сообщим вам о них непременно.

Яна Юрьева